Стих фета грезы

Но в книжке, которая теперь лежит перед читателем, нет произведений слабых или недоделанных. Фет воспринял это как позор. Мы говорим про г. Ветви сочные дугою Перегнулись над водою, Как зеленый водопад; Как живые, как иглою, Будто споря меж собою, Листья воду бороздят. Многочисленные застолья у Фета, по воспоминаниям критика Бориса Никольского, быстро обрастали легендами. Мягче взор твой горделивый... Эти слезы — благодать! Лосева «Музыка как предмет логики» , то найдем там как бы прямые комментарии к «музыкальной интуиции» Фета. Копченые кабаньи окорока, жареные индейки, рулеты из седла косули, фаршированные сомы и четыре вида ухи предлагались полковому командованию. Если масса покупателей англичан значительно обширнее массы покупателей русских - зато, по нашему полному убеждению, светлое дарование Фета далеко оставляет за собой вычурное дарование Альфреда Теннисона. Это совершеннейшее музыкальное notturno {ноктюрн ит. И звуки те прозрачнее, и чище, И радостней всех голосов земли; И чувствую - на дальнее кладбище Меня под них, качая, понесли.

Исследуем же манеру господина Фета над задачами более трудными, над темами или прозаическими или приближающимися к общему месту. Им постараемся мы в сжатом виде разъяснить наш собственный взгляд на музу Фета, и, поучая по возможности читателя, мы не прочь поучиться и сами. Фета при самом сильном развитии его творческих способностей. Кто из нас не застаивался ночью, слушая музыку в каком-нибудь старом городе, кто не уходил из театра и не заезжал в гости к Шиллеру, по великолепному выражению Гоголя? Там публике говорили, что в деле стихотворства нет средины между всем и ничем, гением и бездарностью, возвышенной дидактикой и гаэрством; в другом месте провозглашалась решительная бесполезность стихотворений, даже хороших, даже весьма хороших. Полуночные образы воют, Как духов испугавшийся пес; То нахлынут, то бездну откроют, Как волна обнажает утес... Он дает слово и голос восхитительным грезам давно забытого детства нашего, он говорит своему читателю если этот читатель не чужд поэзии : "Вот что душа твоя чувствовала в минуты хандры, в сладкие летние ночи, в зимнюю вьюгу, вот отчего именно билось твое сердце при приближении весны, вот какие черты поражали тебя в степи вечером, на снежной поляне, залитой лунным сиянием. Уже давно, осыпавшись с вершин, Осинников редеет глубь густая Над гулкими извивами долин И ждет рогов да заливного лая. Это стихотворение — одно из тех, которыми завершался первый период творческой деятельности Фета,— принадлежит по выраженному в нем душевному и духовному опыту к самым таинственным созданиям поэта.

Поэзия его состоит из ряда картин природы, из антологических очерков, из сжатого изображения немногих неуловимых очерков, из сжатого изображения немногих неуловимых ощущений души нашей. Когда я учился в школе, то знал поэму М. Труд его может показаться легким в некотором смысле. Кажется в другой жизни и даже не сомной... Вдруг колокол - и все уяснено; И, просияв душой, я понимаю, Что счастье в этих. Эти слезы — благодать! Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством.

К третьему разряду подойдут все те читатели, которые, с наслаждением читая поэта нашего, не выяснят себе его значения, не будут в силах охарактеризовать словом того наслаждения, которое они вынесли после чтения. Фета можно зачитываться до головокружения; в них есть нечто обаятельное, звучащее, как струны, волнующее сердце, как изящная музыкальная симфония. Арабы, говорит нам Карлейль, веселятся в день рождения своих поэтов. Вдруг колокол - и все уяснено; И, просияв душой, я понимаю, Что счастье в этих звуках. ГРЁЗЫ Мне снился сон, что сплю я непробудно, Что умер я и в грезы погружен; И на меня ласкательно и чудно Надежды тень навеял этот сон. Златоустова , использование определенных метров — определенную семантику и т. И кто-то там мелькает в свете лунном, Блестит его убор - И слышатся на помосте чугунном Шаги и звуки шпор. А напишу-ка я весь стих и давайте, Гордей, вместе насладимся этой красотой: Это утро, радость эта, Эта мощь и дня и света, Этот синий свод, Этот крик и вереницы, Эти стаи, эти птицы, Этот говор вод, Эти ивы и березы, Эти капли - эти слезы, Этот пух - не лист, Эти горы, эти долы, Эти мошки, эти пчелы, Этот зык и свист, Эти зори без затменья, Этот вздох ночной селенья, Эта ночь без сна, Эта мгла и жар постели, Эта дробь и эти трели, Это всё - весна. Приводим первоначальную рукописную редакцию этого стихотворения: Мне снился сон. На русском языке мы знаем бесконечное число стихотворений такого рода, между ними несомненное первенство принадлежит отрывку из "Онегина" с описанием Татьянина прихода вечером к домику Евгения.

Высокое плато на берегу Мертвовода открывало панораму речных плавней до горизонта. Все, сейчас нами сказанное, должно быть подкреплено примерами, и, конечно, за примерами остановки не будет. И цель его более чем достигнута. Равным образом у г. Военная кулинария «Иностранный подданный Афанасий Фёт» неуютно чувствовал себя в аристократических салонах Москвы. В этом отношении наш поэт чуток и тонок.

Смотрите также:
  1. Семьи волков притон вчера открыт, Удастся ли сегодня травля наша? I zvuki te prozrachneye, i chishche, I radostney vsekh golosov zemli; I chuvstvuyu — na dalneye kladbishche Menya pod nikh, kachaya, ponesli.

Написать комментарий

:D:-):(:o8O:?8):lol::x:P:oops::cry::evil::twisted::roll::wink::!::?::idea::arrow: